Выборы России: Кремль озадачен поражениями в отдельных регионах

0
9
Світ не зробив висновків із фінансової кризи 2008 року

Недавнее поражение прокремлёвской партии на выборах в двух регионах России можно рассматривать как признак народного недовольства властью, но вряд ли это поражение сделает настоящий вызов политической системе Владимира Путина.

Когда экзит-полы на выборах губернатора Хабаровского края в России 23 сентября показали победу с большим отрывом Сергея Фургала, кандидата от Либерально-демократической партии России, его спросили о причине такого результата.

Люди устали и хотят перемен, сказал Фургал.

Сергей Фургал получил почти 70 процентов голосов. Его соперником во втором туре выборов был действующий глава региона, представитель прокремлёвской «Единой России» Вячеслав Шпорт.

В тот же день ещё одно унизительное поражение от ЛДПР «Единая Россия» потерпела в другом регионе: во Владимирской области в центре европейской части России: там также действующая глава региона, которая представляет «Единую Россию», Светлана Орлова проиграла, хотя и с меньшим отрывом, кандидату от ЛДПР Владимиру Сипягину.

Но аналитики предостерегают от того, чтобы считать ЛДПР и коммунистов, которые в России также набирают политическую силу, хоть какой-то реальной угрозой политической системе, которую создал президент России Владимир Путин.

Националистическая и популистская ЛДПР, которая, вопреки названию, не является ни либеральной, ни демократической по своей направленности, и Коммунистическая партия Российской Федерации, которая соревнуется ещё в двух незавершённых губернаторских выборах, преимущественно рассматриваются как две из группы партий, которые одобрены Кремлём как так называемая «системная оппозиция»: критикуя власть по ряду позиций, они на самом деле поддерживают её в принципиальных для Кремля вопросах.

Победы двух представителей ЛДПР могли навредить образу «Единой России» и несколько ослабить её перед будущими соревнованиями с коммунистами, где представители КПРФ, похоже, имеют перевес. Но мало кто из аналитиков усматривает в явных и ожидаемых успехах этих двух партий признак хоть какого-нибудь сдвига на политической сцене России.

Андрей Колесников из московского центра Карнеги считает, что те, кто голосовал 23 сентября, не интересовались, какую партию представляют Фургал и Сипягин – им было главное, чтобы не «Единую Россию». Как написал он в независимом российском еженедельнике «Новое время» 23 сентября, это были не выборы в собственном смысле этого слова, а скорее опрос жителей того или иного региона, что они думают о власти.

Алексей Макаркин из московского Центра политических технологий вспоминает об ещё одной причине: планы власти поднять пенсионный возраст в России. И протестное голосование заменяет людям уличный протест.

А Станислав Белковский из московского Института национальной стратегии сравнивает нынешнюю ситуацию в России с концом 1980-х годов в СССР – когда, по его словам, люди воспользовались первыми частично свободными выборами и «вместо коммунистов избирали кого угодно, любых «фриков» и маргиналов, лишь бы не коммунистов.

Белковский в российском издании «Бизнес онлайн» написал, что население готово голосовать за любого оппозиционного кандидата, даже совсем не зная его. Но избранный губернатор будет всё равно зависеть от центрального финансирования, а, значит, от Путина.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here